К слову об арбитражерах

Приведу выдержку из книги  Как стабильно зарабатывать на рынке FOREX / Кортни Смит

Выходит банк может заниматься арбитражем и это считается нормальным. А высоколобые Ренаты, а также многочисленная когорта представителей ДЦ МТ4 кричат, что арбитражеры плохие дяди ))

Я всегда считал одним из своих самых больших трейдерских подвигов тот факт, что Deutsche Bank никогда не торговал со мной. Во времена моего дилерства немецкая марка еще торговалась (евро появился позже). Deutsche Bank был основным банком, торгующим немецкими марками, и держал весь рынок. Он обслуживал всех крупных клиентов, и, таким образом, че-рез него на рынок поступала большая часть этого денежного потока.

Я уже говорил, что обычно выставляется курс покупки-продажи. Если мы указывали цену 65–67, это означало, что мы продадим тому, кто го-тов заплатить 67, и купим у тех, кто предложит нам по 65. 
звонит мне дилер и спрашивает: «Курс марки?» И все. Это означает, что он хочет узнать у меня курс покупки и продажи немецкой марки. Ди-лер не говорит, что он хочет сделать. Он может быть как покупателем, так и продавцом. Это позволяет сделать систему прозрачной. Я должен озвучить разумную цену, т. к. не знаю, что дилер хочет сделать. Если бы я знал, что он покупатель, то мог бы немного завысить курс, и ему при-шлось бы принять эту цену, чтобы купить у меня марки. Таким образом, я бы заработал немного больше. Курс покупки-продажи делает рынок
прозрачным и держит дилеров в тонусе.Все то же самое и в мире онлайн-торгов. Два курса всегда перед глаза-ми на экране. Более низкий курс — цена покупателя — является ценой,
которую мы получим, когда продадим контракт на FOREX. Более высокий курс — цена продавца или предложения — является ценой, которую вы
заплатите, когда купите контракт на FOREX.Я всегда очень боялся, что мне могут позвонить из Deutsche Bank, крупнейшего дилера на рынке марки, и спросить курс. Они знали, ка-ким он должен быть, и обладали огромным запасом марок. Единственная причина, по которой они могли позвонить, — попытаться «зацепить» меня, чтобы проверить, «правильный» ли я держу курс марки. Если «пра-вильный», то просто сказали бы: «Понятно» и повесили трубку. Одна-ко если бы мой курс выбивался из общего ряда, то начали бы со мной торговать. Например, скажем, рынок был на отметке 63–65. Но если бы
я указал 64–66, то они бы начали продавать марки. И продали бы мне по 64, зная, что могут купить их у своих клиентов по 63, таким образом зарабатывая пипс на сделке.
Потому я всегда очень гордился тем, что, когда бы они ни звонили мне, всякий раз говорили: «Понятно». Это означало, что я угадывал ры-ночный курс. Я наверняка потерял бы деньги, если бы они решили за-ключить со мной сделку, поскольку знали рынок намного лучше меня.